Определение понятий

     Необходимо четко различать понятия "национальная идея" и "государственная идея". Между тем эти понятия нередко рассматриваются в качестве синонимов. Это объясняется, в частности, заимствованием западной терминологии, поскольку именно в странах Запада понятие "нация" тождественно понятию "государство", а "национальность" -- понятию "гражданство".

     Так, например, многочисленные эмигранты, обосновавшиеся за последнее время в странах Западной Европы и получившие местное гражданство, официально рассматриваются уже в качестве "французов", "бельгийцев", "немцев" и т. п., хотя в этническом и зачастую в расово-антропологическом отношении ничего общего с коренным населением не имеют.

     В Советском Союзе понятие "национальность" всегда означало этническую принадлежность. В современной России указание национальности (как этнической принадлежности) в официальных документах необязательно, а понятие "россияне" является фактически синонимом понятия "граждане России". Отмена графы "Национальность" вызывает многочисленные протесты. Люди не желают быть абстрактными "россиянами", просто гражданами РФ. Они хотят быть русскими, татарами, адыгейцами, бурятами и т. д. Лишь небольшой процент космополитов-"общечеловеков" стремится скрыть свое этническое происхождение, спрятаться за чисто юридическим понятием "гражданин России", руководствуясь при этом то ли непонятным стыдом за принадлежность к своей национальности, то ли скрывая ее из каких-то политических или житейских соображений.

     Что же такое национальная идея и в чем ее отличие от идеи государственной? Национальная идея в нашей трактовке -- это идея данного народа в ее этническом значении. Если существует народ -- существует и его национальная идея. Так, например, существует русская национальная идея, татарская национальная идея, немецкая национальная идея и т. д. В то же время не может быть российской национальной идеи, но существует российская государственная идея.

     Национальную идею следует рассматривать как цель, поставленную Богом перед данным народом, как тот вклад, который в соответствии с божественным планом данный народ должен внести в мировое развитие. Государственная же идея -- это совокупность политических, юридических, социальных и экономических принципов, на которых основывается государство, где проживает данный народ. Оптимальной государственной идеей будет такая, которая в наилучшей степени способствует реализации цели, заданной в национальной идее.

     Таким образом, если национальная идея является целью существования того или иного народа, то оптимальную, "правильную" государственную идею следует рассматривать в качестве средства достижения данной цели. Я особо подчеркиваю здесь слова "оптимальная, правильная государственная идея", поскольку далеко не всякая государственная идея способствует реализации национальной идеи народа. Так, например, нынешняя государственная идея Российской Федерации находится в глубоком противоречии с национальной идеей русского народа, не позволяет ему реализовать свои национальные цели и потенции.

     В чем же состоит суть национальной идеи любого (не только русского) народа? Если исходить из религиозного, мистического характера национальной идеи (как установленной для народа самим Богом), то из этого вытекает, что основная суть национальной идеи заключается в ее объективности. То есть она существует независимо от желаний, умонастроений и воли данного народа. "...Идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности", -- отмечал В. Соловьев (Соловьев В. Русская идея. М.: Республика, 1992. с. 187), и с этим нельзя не согласиться, если подходить к историческим процессам с христианской точки зрения. А именно из христианской точки зрения автор здесь и пытается исходить. В соответствии с такой трактовкой национальная идея -- это своего рода предустановленная, заранее заданная свыше программа. Народ может выполнить ее полностью, частично или же не выполнить совсем -- это ровным счетом ничего не меняет: программа существует как объективный фактор, как некая потенция, реализация которой зависит от промысла Божьего и свободной воли народа.

     Здесь можно провести аналогию между отдельной личностью и личностью коллективной, каковой является народ. Является ли появление на свет того или иного человека с данной конкретной душой, данным конкретным набором психических и физических особенностей событием случайным, или же рождение именно данного человека, данной души было предопределено Богом? Аналогичным образом можно поставить и такой вопрос: является ли возникновение какого-либо народа (как правило, в результате таких событий, как разделение или смешение каких-либо племен, изменение места проживания, завоеваний и т. д.) делом случая, или все исторические события, приведшие к возникновению данного народа, были предопределены свыше (вследствие чего и появление этого народа было делом предопределенным)? В соответствии со смыслом христианства, полагающего бессмертие души, ни появление на свет отдельного человека, ни возникновение какого-либо народа не может быть случайностью, следствием лишь игры стихийных природных сил. А если в таком возникновении была предопределенность, то должна существовать и заданная свыше цель существования как отдельного человека (его, так сказать, личная идея), так и отдельного народа (национальная, этническая идея). Личная идея человека вытекает из Священного Писания. Это -- спасение души, обретение Царства Божия. "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам" (Мф. 6, 33); "Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?" (Мк. 8, 36). Спасение души достигается верой, выполнением Божьих заповедей, совершением богоугодных дел, характер и масштаб которых определяется способностями и талантами, полученными человеком от Бога. Бог наделяет человека свободой воли, то есть свободой верить или не верить в Него, следовать или не следовать Его заповедям, реализовывать или не реализовывать во благо свои таланты и способности. Спасение души человека зависит от его свободного выбора между верой и неверием, деятельностью и бездеятельностью, добром и злом. Человек, поленившийся применить во благо данные ему свыше способности, иными словами, не реализовавший свою личную идею, совершает грех. Об этом ясно говорится в притче о талантах, в которой ленивый раб закопал свой талант в землю (Мф. 25, 14--30). Аналогичным образом и народ как коллективная личность, состоящая из индивидов, обладающих свободой воли, делает свой свободный выбор в зависимости от того, какая сумма волевых актов отдельных личностей является большей -- сумма актов, устремленных к добру или к злу, к истине или к лжи. Судьба народа определяется тем, в какой степени каждый индивид осознает смысл как своей личной, так и коллективной национальной идеи, на какие жертвы он готов пойти ради их реализации. Невыполнение индивидом своей личной идеи приводит к его духовной смерти. Подобным же образом невыполнение народом своей национальной идеи (иными словами, программы, начертанной для данного народа Богом) приводит к духовной смерти народа, а впоследствии и к его физическому исчезновению, к уходу с исторической сцены.

     "Народы, как и отдельные люди, обладают своей индивидуальной исторической судьбой, -- говорил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн. -- Судьбы эти вершатся всемогущим промыслом Божиим в соответствии с недомыслимой премудростью Его, не попирая тем не менее свободной воли отдельных человеков и соборного волеизъявления целых племен. При этом русской народности Господь определил служение одновременно великое и страшное, высокое и тяжелое. Сие служение "народа-богоносца", народа -- защитника святынь есть одновременно наш тяжкий крест и залог небесной славы для тех, кто устоит в Законе Божием, невзирая на искушение и соблазны". Митрополит Иоанн подчеркивал, что попытки россиянина "сойти с креста, определенного ему Всеблагим Господом", свергнуть с себя "иго и бремя" промыслительного служения, соблазнившись богатством, внешним могуществом или поддавшись малодушию, приводят к отступлению благодати Божией от Руси, к смуте, которую можно определить как утерю народом, обществом, государством согласного понимания высшего смысла своего существования (Высокопреосвященнейший Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Русь соборная: Очерки христианской государственности. СПб., 1995. С. 38).

     Нынешнее униженное положение, в котором находится русский народ, его ускоренное физическое вымирание, развал российской государственности и экономики -- все это является прямым следствием того духовного вакуума, в котором продолжает пребывать значительное число наших сограждан и который они пытаются заполнить то пьянством, то погоней за деньгами, то участием в антиправославных сектах и политических движениях. Именно этот духовный вакуум, или, иными словами, массовое уклонение от реализации как своих личных идей, так и национальной идеи, ведет русский народ к гибели, делает его неспособным к эффективному сопротивлению тем антирусским силам, которые захватили основные рычаги политической, экономической и информационной власти в России. Прочие факторы (предательство компартийной верхушки, роль агентов влияния и вмешательство Запада) при всем их, несомненно, большом значении никогда бы все же не смогли сыграть столь пагубной роли в расчленении и деградации нашей страны, если бы им противостоял народ, сплоченный на основе православной национальной идеи.

Содержание русской национальной идеи

     Русская национальная идея была сформулирована еще в XIX веке в виде триады "Православие, самодержавие, народность". Выдвижение Православия на первое место подчеркивает осознание нашими историческими предшественниками божественной основы национальной идеи. В то же время включение в национальную идею понятия "самодержавие", думается, неправомерно, поскольку, будучи формой государственного устройства, самодержавие является государственной идеей, то есть средством для реализации национальной идеи, инструментом для сохранения Православия и народности. Отличие самодержавия от других форм государственного устройства состоит в том, что оно тесно связано с Православием и в силу этого может быть охарактеризовано как религиозно-государственная идея.

     Русская национальная идея, в нашей трактовке, должна состоять из двух начал: Православия и народности. Два эти начала отнюдь не равноправны. Православие здесь основа, а понятие "народность" является подчиненной, производной функцией. Понятие "народность", по нашему мнению, можно рассматривать как синоним термина "нация" в его этническом смысле, как все то, что делает народ индивидуальным, отличным от других народов. Понятие "народность" включает две стороны -- духовную и физическую. Духовная составляющая данного понятия -- это культура, язык, обычаи, традиции, национальный характер, сам дух народа. Физическая составляющая -- это вполне определенные, исторически сложившиеся расово-антропологические и генетические характеристики. Понятие "народность" предполагает сохранение как ее духовной, так и физической составляющей. Таким образом, понятие "народность" можно рассматривать как задачу сохранения народа в самом широком смысле: сохранение и развитие его национальной культуры, традиций, приумножение численности, поддержание физического здоровья, а также сохранение антропологических и генетических характеристик народа (без чего он просто прекратит быть самим собой).

     Может возникнуть вопрос: почему мы включаем в национальную идею понятие "народность"? Ведь согласно нашему определению, национальная идея -- это идея от Бога. То, что Православие есть главная часть такой идеи, -- самоочевидно, но является ли понятие "народность" тоже от Бога? Думается, является. Во-первых, как мы уже отмечали, народы с их конкретными чертами национального характера и антропологического состава возникают не случайно, но по Божьей воле. Во-вторых, культура и язык народа, входящие в понятие "народность", напрямую связаны с религией народа. Каждый народ, таким образом, самоценен и его появление или исчезновение -- в руках Божьих.

     Для националистов атеистического склада понятие "нация", "народность" стоит на первом месте. Национальную идею они определяют прежде всего как борьбу за обретение национального самосознания, за сохранение и процветание нации. Государство в их трактовке является средством решения данной задачи.

     Для коммунистов, державников, евразийцев на первый план выходит государственная идея. Крепкое государство, проводящее соответствующую внешнюю и внутреннюю социально-экономическую политику, полагают они, решит все прочие, в том числе и национальные, проблемы.

     Для православного русского патриота сохранение и процветание русской нации, а также крепкое, развитое государство являются целями крайне важными, но все же совершенно ясен их производный, вторичный характер. Без православного духовного возрождения русской нации невозможно ни восстановление национального самосознания русских, ни их материальное процветание, ни государственное могущество. Для нас приемлема только такая государственная идея, которая способствует реализации русской национальной идеи, определяемой как "Православие и народность". При этом, естественно, не должны ущемляться религиозные и национальные устремления других входящих в Россию народов (за исключением сепаратизма).

     Когда мы заявляем, что Православие является основой русской национальной идеи, то часто сталкиваемся с возражениями следующего рода: современный русский народ в конфессиональном, мировоззренческом смысле -- неоднороден. Помимо православных, среди русских имеется много представителей других конфессий, велико число атеистов. Каким образом можно их всех объединить на основе православной идеи, если они ее отвергают и противопоставляют ей свои собственные религиозные или атеистические идеи, будучи убежденными в их правильности? Прежде чем ответить на такой вопрос, спросим себя: было ли принятие русским народом православного христианства через Византию (а не католичества через Запад, не ислама, не иудаизма) случайным событием, прихотью князя Владимира, или оно было тем, что христиане называют Провидением, Божьей волей? В соответствии с атеистической точкой зрения, это событие может быть случайным и не случайным. Если атеист считает его все же не случайным, то объясняет такими факторами, как более тесные связи между Киевской Русью и Византией, чем связи Руси с Западом, географическое положение древнерусского государства, политические соображения князя Владимира и т. п. Для православного же, верующего человека нет никаких сомнений в том, что крещение Руси именно в православную веру является Божьей волей и промыслом. Исходя из такой позиции, мы и приходим к выводу, что русской национальной идеей является Православие, поскольку, как уже отмечалось выше, национальная идея народа существует объективно, как задача свыше, независимо от того, реализует ли ее народ в ходе своей истории или нет. Поэтому мы можем сделать следующий вывод. Несмотря на нынешнее широкое распространение среди русского народа атеизма и иных религий и сект, Православие продолжает оставаться русской национальной идеей в силу своего статуса традиционной религии, пришедшей с крещением Руси от самого Бога и обусловившей само возникновение русской нации.

     Но православными являются греки, сербы, болгары, румыны... Одинаковая национальная идея у столь различных народов? И да, и нет. Православное христианство требует соблюдения религиозных норм, которые являются общими и для русского, и для грека, и для серба -- для любого православного. Но Православие требует и богоугодных дел, то есть жизни в соответствии с Евангелием, ибо вера без дел мертва. Однако не только люди, но и отдельные народы различны в том, что касается национального характера, силы, энергии, темперамента и т. д. Различные возможности народов объясняются и их различной численностью, и размером территорий, на которых они проживают, и их исторической судьбой. Отсюда, естественно, вытекает, что и масштабы тех богоугодных дел, которые предопределены для каждого народа в его национальной идее, будут различны. Таким образом, русская национальная идея совпадает, скажем, с сербской национальной идеей в том, что касается необходимости соблюдения обоими народами принципов православной духовности и нравственности, но расходится в том, что касается характера и масштабов земных задач, определенных для этих народов Богом. Каждый народ может нести только ту ношу, которая ему по силам.

     В чем же состоит предопределенная свыше историческая задача русского народа? Наши предки определили ее как идею третьего Рима, особой роли русского государства и народа в деле отстаивания и сохранения православной веры после падения под ударами турок Византии -- второго Рима. Ход рассуждений был таков. Пало православное царство -- первоначальный хранитель единственно правильной, православной веры. Московская Русь осталась единственной независимой православной державой, все остальные православные народы утратили свою независимость, попали под иго или мусульман, или католиков, которые их всячески угнетали и посягали на их веру. В этих условиях, когда само существование Православия оказалось под угрозой, наши предки пришли к совершенно правильному логичному выводу: что единственное оставшееся независимым в то время русское православное государство не может не взять на себя всю полноту ответственности за сохранение Православия. Идея третьего Рима, которую недоброжелатели и враги России рассматривают в качестве "русской мессианской и империалистической идеи", была в действительности идеей глубоко оборонной. В сущности, это была идея религиозного и национального выживания, самозащиты от агрессивных восточных и западных соседей-иноверцев, пытавшихся поработить Русь либо в прямом, либо в духовном смысле.

     В более широкой трактовке идея третьего Рима -- это идея особой православной, русской цивилизации, отличной от цивилизаций как Запада, так и Востока. Несмотря на все западные влияния, русскую культуру невозможно рассматривать лишь в качестве части общеевропейской культуры. Тем более не является она частью какой-то надуманной евразийской культуры. Сам термин "евразийская культура" с большой долей условности можно использовать лишь по отношению к национальным культурам азиатских народов, входивших в состав России и Советского Союза и испытавших в большей или меньшей степени воздействие русской цивилизации (а через нее -- и общеевропейской). Русская же культура сколько-нибудь значительного ответного влияния азиатских культур не испытала и представляет собой совершенно уникальное явление. Развиваясь на православной основе, она является неким симбиозом собственно русских начал и творчески переработанных компонентов византийской и европейской культур. Все это в сочетании с уникальным опытом государственного строительства позволяет говорить о существовании самостоятельной православной русской цивилизации. Историческая задача русского народа состоит в том, чтобы хранить эту цивилизацию, развивать ее и нести другим народам (естественно, мирным путем).

     В 1917 году русский народ не устоял в своем промыслительном служении хранителя Православия и собственной цивилизации, поддавшись революционным богоборческим искусам. В современных условиях ему предстоит вновь взять на себя бремя охранителя Православия и своей национальной культуры, начав прежде всего с преодоления безверия, апатии и материализма. В этом -- главная цель и спасение русского народа. Все остальное (включая политическое, военное и экономическое могущество) приложится, ибо материальное является производным от духовного. К сожалению, эту истину не понимают многие наши патриоты, наивно полагающие, что без обращения к Господу, без всенародного покаяния перед Ним, лишь при помощи каких-то особых, разработанных ими политических и экономических программ им удастся переломить в лучшую сторону трагическую ситуацию, складывающуюся в России. Без духовного, православного возрождения русского народа не заработает ни одна политическая и социально-экономическая программа. Ибо нынешняя русская смута -- это не просто борьба каких-то социальных слоев и национальных групп, не просто стремление иностранных хищников поработить наш народ, уничтожить его государственность и экономику. Все эти факторы самоочевидны, но вторичны и представляют собой лишь видимые, внешние признаки невидимой брани, которая извечно идет между добром и злом.

     Полагая в качестве национальной русской идеи нашу традиционную религию Православие, должны ли мы заключить, что для западноевропейских народов их национальными идеями будут католичество или какая-либо разновидность протестантизма, для мусульманских -- ислам, для индийцев -- индуизм или буддизм, для китайцев -- конфуцианство, для евреев -- иудаизм и т. д.? Ведь именно эти религии определили и все еще в значительной степени продолжают определять духовный и моральный облик этих народов, их менталитет, историю, культуру, экономику, внутреннюю и внешнюю политику их государств. Если абстрагироваться от вопроса, насколько "правильны", соответствуют божественной истине эти религии, если принять во внимание тот факт, что, с точки зрения их последователей, они являются для них единственно верными, то нельзя не признать, что де-факто они выполняют функции национальных идей соответствующих народов. Согласно такой логике, национальную идею любого народа можно определить как "традиционная религия плюс народность". Однако с православной точки зрения и католичество, и различные виды протестантизма являются искажением христианства, ересью.

     Особенно четко можно это видеть на примере католицизма, который, отколовшись от Православия, попытался присвоить себе не свойственные Церкви функции наднационального государственного аппарата (папоцезаризм) и в лице своих иерархов явил миру невиданные примеры морального разложения, корыстолюбия и жестокости (чего только стоят продажа индульгенций, суды инквизиции, деятельность иезуитов и т. п.). Как закономерная реакция на все это -- возникновение на Западе протестантизма, атеизма, материализма, масонства, различных разновидностей мистицизма и оккультизма.

     В итоге в условиях религиозного и морального плюрализма национальные идеи западноевропейских народов утратили религиозный характер и стали выражаться главным образом в форме "обмирщенной народности", или, иными словами, в форме этнического национализма. В странах же, где население состоит из потомков иммигрантов (и постоянно пополняется эмигрантами из различных стран), являющихся осколками различных этносов и религий, как, например, в США, национальной идеи как таковой не существует, а имеется лишь государственная идея. Американцы -- это граждане США, имеющие различные этнические корни, хотя "чистые" американцы -- это янки, потомки англосаксов, чей язык и культура являются господствующими в Северной Америке. (Еще более чистыми американцами являются индейцы, но они, как известно, в большинстве своем уничтожены "цивилизованными" англосаксами.) В этом смысле политической по своему характеру американской нации присуща и некоторая остаточная, еще не окончательно исчезнувшая англосаксонская "народность", проявляющаяся главным образом в культурном и языковом доминировании. Вместе с тем следует отметить, что безрелигиозная, безнациональная, космополитическая идея "сообщества граждан", идея "политической нации", характерная для США, взята в настоящее время на вооружение правящими кругами и в странах Западной Европы (которые в результате иммиграционных процессов все более и более становятся многонациональными и многорасовыми), вытесняя традиционную национальную идею в ее этническом смысле.

     Современный же мондиализм стремится подорвать не только этнический, но и политический национализм, саму идею существования суверенных независимых государств. Конечная цель современного мондиализма состоит в ликвидации ныне существующих независимых государств и оригинальных национальных культур, в смешении народов и рас в некий единый, унифицированный "человеческий материал", в образовании единого общемирового государства с едиными стандартами массовой культуры, единым мировым правительством, состоящим из представителей международной финансовой олигархии. Сама возможность возрождения православного национального самосознания русских, наше стремление стать наконец хозяевами в собственной стране страшат эту олигархию и ее сторонников в России, контролирующих в настоящее время многие жизненно важные сферы: политику, экономику, СМИ. Отсюда и политика, направленная на политическое и экономическое закабаление русского народа, на подавление его национального самосознания (в частности, подмена понятия "русские" понятием "россияне"), на духовное растление и прямое физическое вымирание (путем искусственного снижения уровня жизни как следствия невыплаты зарплаты, сворачивания промышленного производства, разрушения сельского хозяйства, системы здравоохранения, путем ускоренной алкоголизации и наркотизации народа и т. д.).

     В этих условиях духовное возрождение народа не может произойти само по себе, и реализация русской национальной идеи в огромной степени зависит как от энергичной деятельности Церкви и активности самого народа, так и от соответствующей государственной политики. В конечном итоге, само крещение Руси в православную веру и сохранение этой веры на протяжении веков -- это прежде всего заслуга русского государства (в лице князя Владимира и русских самодержцев), которое служило инструментом в руках Господа. Нынешние поиски русской национальной идеи совершенно бессмысленны: такая идея у нас есть уже тысячу лет. Это -- Православие и народность. Искать нужно те формы общественной самоорганизации русского народа, а также те формы политического и экономического устройства, которые могли бы на практике реализовать нашу национальную идею наиболее быстро и эффективно. Восстановить историческую форму нашей государственности -- самодержавие, -- как предлагают иные монархисты, в современных условиях не представляется возможным, учитывая те огромные изменения, которые произошли в России после 1917 года. Необходимо также учитывать нынешние демографические тенденции, которые выражаются в непрерывном возрастании доли нерусского, неправославного населения, в частности мусульман, в общей численности населения России и, что особенно тревожно, на территории собственно русских областей (при одновременном быстром снижении доли русских). В случае возникновения в России мусульманского или нерусского большинства ни о каком восстановлении не только традиционной русской православной, но и конституционной, западного образца монархии не может быть и речи. Поэтому, оставляя пока в стороне вопрос о будущем характере верховной власти в России (монархия или республика?), мы попытаемся сформулировать лишь наиболее важные принципы государственной политики, необходимой для духовного и физического возрождения русского народа, иными словами, для реализации на практике принципов Православия и народности.

Государственная идея России

     Выше мы определили в качестве оптимальной государственной идеи такую, которая в наилучшей степени способствует реализации цели, заданной в национальной идее народа. Было отмечено, что нынешнее государственное устройство Российской Федерации не позволяет реализовать национальную идею русского народа, выражающуюся в Православии и народности, не дает ему возможности отстаивать свои национальные интересы. В соответствии с нынешней конституцией РФ, русские как народ не имеют никакого законодательно закрепленного политического и юридического статуса, не имеют, по сути, своего национального государства. Псевдофедеративное государственное устройство РФ не учитывает интересов русского народа, который после распада СССР уже вторично оказался разделенным на тех, кто проживает в областях и краях Российской Федерации (юридически лишенных какого-либо национального статуса, хотя и заселенных почти сплошь русскими), и на проживающих в национальных республиках РФ, являющихся, по сути, национальными государствами для их титульных народов (хотя в большинстве этих республик русские составляют большинство населения). Такая псевдофедерация несет в себе угрозу распада или по меньшей мере потери управляемости страной, поскольку наделенные огромными полномочиями национальные республики РФ уверенно дрейфуют в сторону все большей суверенности, а некоторые из них -- и к независимости. Поэтому главнейшим условием реализации национальной идеи русского народа является законодательное признание его государствообразующей роли, а также упразднение всех национально-государственных образований и восстановление исторически проверенного принципа административного деления страны по территориальному признаку.

     Государство обязано проводить национально ориентированную политику в религиозной и культурно-образовательной областях. Как показывает опыт многих стран, государственный статус придается и государственная поддержка оказывается не всем, а только традиционным для той или иной страны вероисповеданиям. В России традиционными религиями ее коренных народов являются Православие, ислам и буддизм, и именно они должны получать всестороннюю поддержку государства. Следует указать, что мусульманские и буддийские народы России в рамках Российской Федерации имеют, по сути дела, свои суверенные государства (Татарстан, Башкортостан, Калмыкия, Бурятия и т. д.) с конституциями, отличающимися от конституции РФ, с самым широким выходом на международную арену. Эти суверенные республики имеют все права и возможности закладывать в свои конституции и законы такие нормы отношений между государством и религией, какие они сами пожелают, не спрашивая на то разрешения безнационального "федерального центра". И надо отдать им должное: они пользуются своими правами. особенно мусульмане: принимают соответствующие законы, строят мечети, учат основам ислама своих детей. Огромную финансовую помощь им в этом оказывают исламские государства дальнего зарубежья.

     Русский народ находится в гораздо худшем положении. Не имея своей национальной государственности, он не имеет и возможности посредством государства оказывать своей традиционной Православной Церкви необходимую защиту и материальную поддержку. Особенно негативным является отсутствие русской национальной школы, где дети могли бы изучать Закон Божий, где они воспитывались бы в православных национальных традициях. Вместо этого русскому народу навязана безнациональная, космополитическая школа, где детям прививаются основы либеральной "демократии", национального нигилизма, "нравственного плюрализма" и сексологии (весьма смахивающей на порнографию и растление малолетних).

     Лишая русский народ каких-либо форм государственной и национальной организации, установившийся в России режим космополитической, олигархической "демократии" одновременно вольно или невольно создает предпосылки для развития национализма и "суверенности" в национальных республиках РФ, а также сепаратизма в собственно русских областях (особенно в регионах, богатых природными ресурсами). Все это способствует постепенному превращению Российской Федерации в конгломерат отдельных, слабо связанных между собой, практически независимых от Центра республик и регионов. Не исключены и варианты провозглашения независимости некоторыми республиками. Подобная тактика уже была с успехом использована для расчленения Советского Союза.

     Православие как традиционный духовный стержень государствообразующего русского народа должно пользоваться всесторонней поддержкой государства (что отнюдь не означает его слияния с государством, но лишь закрепляет практику, сложившуюся во многих странах мира). Такая поддержка должна выражаться в целом ряде мер, среди которых можно предложить следующие:

     1. Финансовая помощь государства в ремонте и строительстве храмов и монастырей, введение церковного налога в пользу Церкви (по примеру Германии).

     2. Создание и развитие русской национальной школы с обязательным преподаванием Закона Божьего и основ Православия для русских детей, причем труд преподавателей-священников должен оплачиваться государством. Такая школа будет открытой и для детей других национальностей и вероисповеданий, для которых данные дисциплины могут быть факультативами. Государство должно поддерживать и развивать систему национальных школ и для других коренных народов России.

     3. Введение института православных священников в Вооруженных силах России, православное воспитание воинства в соответствии с традициями русской армии. Естественно, это предполагает учет религиозных потребностей и воинов, являющихся последователями других традиционных религий России.

     4. Передача в собственность государства и под общенародный контроль всех без исключения теле- и радиоканалов, без чего никакое духовное, религиозное и национально-культурное возрождение народов России невозможно. Телевидение и радио, как самое мощное оружие психического воздействия, не могут находиться в частных руках, поскольку возникает угроза зомбирования самых широких масс населения в угоду корыстным интересам небольшой группы лиц. Это хорошо видно на примере нынешней России, где ничтожная кучка банкиров-нуворишей, получившая безраздельный контроль над телевидением и другими средствами массовой информации, при помощи продажной и аморальной клики телекомментаторов, журналистов, представителей космополитической, либеральной "творческой" интеллигенции (большинство из которых даже не принадлежит к числу коренных народов России) подвергает систематической травле всех с ними не согласных, создает "общественное" мнение, издевается над традиционными ценностями русского народа, дезинформирует его, растлевает показом порнографических фильмов и т. п.

     5. Создание самых благоприятных условий для выступлений на телевидении и радио представителей Православной Церкви.

     Решение задачи культурного развития во многом достигается теми же мерами, о которых говорилось выше: проведением соответствующей национально ориентированной политики в области образования, культуры, функционирования СМИ и т. п. Помимо общероссийского телевидения, должно быть создано и национальное русское телевидение, обслуживающее религиозные, культурные и национальные потребности русского народа.

     В экономической сфере необходимо вернуть государству его традиционно ведущую роль.

     Кардинальное улучшение положения русского народа может быть достигнуто лишь в результате развертывания широкого русского национально-освободительного движения (ибо русский народ в настоящее время следует рассматривать в качестве порабощенного, лишенного национальной независимости и суверенитета). Такое национально-освободительное движение может быть организационно оформлено в виде Русской Общины, объединяющей ныне мелкие и распыленные русские национальные партии, общины, организации, просто беспартийных на основе следующих принципов:

     - возрождение русской православной, соборной, государственности (будет ли эта государственность монархической, зависит от степени воцерковления народа);

     - восстановление права русских самим решать все вопросы своей национальной, культурной и экономической жизни;

     - духовное и физическое возрождение русской нации, умножение ее численности;

     - решение проблемы воссоединения триединого русского народа и его национальных территорий.

     Формы борьбы могут быть разными. В частности, по примеру многих национально-освободительных движений в бывших колониях можно использовать ненасильственные массовые акции гражданского неповиновения и бойкота. Необходимым условием победы Русского Дела является создание собственного русского телевидения, радио, мощной патриотической прессы. На это нужны большие средства, их должны дать все русские люди, которым не безразлична судьба своего народа и страны, -- так сказать, с миру по нитке. Но кто-то должен организовать и сбор этих средств, и их правильное использование. Очевидно, в этом должна состоять одна из функций Русской Общины.

     К сожалению, никакого единства среди русских национальных партий и организаций сейчас нет. Многие организации раскалываются -- то ли вследствие подрывных действий заранее внедренных в них провокаторов, то ли в результате личных честолюбивых устремлений их руководителей. Но единство действий русских патриотов -- это важнейшая предпосылка возрождения России. Другого пути просто нет.